Самый первый «Дакар»

06.01.2019 17:30

Самый первый «Дакар»

История «Дакара» началась в далёком 1977 году, когда мотогонщик Тьери Сабин заблудился в ливийской пустыне во время ралли Абиджан-Ницца. Оставшись в одиночестве и потеряв свой компас, француз блуждал по пустыне в надежде, что он встретит кого-то и будет спасён. 14 января его с вертолёта заметил организатор гонки Жан-Мишель Син — к тому времени единственным источником влаги для Сабина были камни, которые он постоянно посасывал.

Проведя три ночи в одном из самых безлюдных мест планеты, где компанию ему составляла лишь его тень, Сабин, по возвращению во Францию, решил реализовать идею, которая пришла ему в голову во время блужданий — показать необъятность пустыни как гоночной дистанции другим гонщикам, в первую очередь мотоциклистам. Он решил создать самую сложную, самую опасную гонку планеты, не соревнование, а вызов. Так и родился ралли-рейд, названный по своему первому маршруту «Париж-Дакар». Слоганом для первого «Дакара» (лишь дважды за африканскую жизнь марафона участники не бывали у Розового озера, а вот с 1995 года старт давался уже не в Париже, и название гонки сократилось до одного слова) стала фраза, полностью отражающая суть соревнования: «Вызов для тех, кто принимает участие. Мечта для тех, кто не решился это сделать».

Тьерри Сабин оказался талатнливым организатором, и на следующий день после Рождества 1978 года, 26 декабря, 182 участника приняли старт в Париже. Им предстояло пройти за три недели (финиш был намечен на 14 января в Дакаре) немыслимую дистанцию — 10 тыс. километров, из которых 3168 составляли спецучастки по песчаным и каменистым пустыням, грязи, саванне и бескрайним дюнам. Участникам предстояло пересечь территорию шести стран — Франции, Алжира, Нигера, Мали, Верхней Вольты (с 1984 года — Буркина-Фасо) и Сенегала.

Самый первый «Дакар»

В первом «Дакаре» не было ещё разделения по категориям участников — была только одна-единая классификация, и основной ударной силой стали мотоциклисты, которые составили практически половину от стартующей техники — 90 (плюс 80 автомобилей и 12 грузовиков). Самым распространённым мотоциклом была «Ямаха 500ХТ» — 38 участников сделали выбор в пользу байка, проверенного гонкой Абиджан-Ницца. И выбор оказался верным — забегая вперёд, следует сказать, что и победитель, и финишировавший вторым гонщик, оба восседали именно на «Ямахах»; всего же до финиша впоследствии добралось 14 500ХТ. Основной ударной силой считалась заводская команда «Ямаха/Сонаута» (Yamaha/Sonauta), в составе которой ехали Жан-Клод Оливье, Жиль Конт, Кристиан Райе и Руди Потисек, в последнюю минуту заменивший Сержа Баку, у которого возникли проблемы с гоночной лицензией.

Не осталась в стороне и «Хонда». Понимая, что новое соревнование привлечёт к себе внимание и станет хорошей возможностью для промоции их нового внедорожного байка, японцы предложили всем участникам скидку на свою новую модель XL-250S. Более того, всем им во время ралли-рейда оказывалась заводская поддержка, для чего «Хонда» наняла целый самолёт DC3, в котором с локации на локацию путешествовали четыре инженера с двумя тентами и комплектом запчастей, плюс на дистанции участников сопровождали два грузовика. 29 мотогонщиков в итоге использовали XL-250S, 15 из них добрались до финиша, включая бронзового призёра ралли-рейда.

Была и третья заводская команда в «Дакаре» 1979 года — французский импортёр «Мото Гуцци», компания «Сьюдем» (Seudem) усадила пятерых гонщиков на 500ТТ, которые стали своеобразными франкенштейнами: подвеска была усилена, седло взято от модели » V1000 Конверт», а топливные баки — от «V7 Спорт». Правда, до финиша добрался лишь один гонщик команды, на далёком 48 месте — мотоциклы подвело заднее колесо, которое просто не выдерживало нагрузку в песках, и повышенный расход топлива.

Также мотоциклистами использовалась и другая техника: «Судзуки», «Кавасаки», «Хонда 125 XLS»; гонщики на БМВ и MZ до финиша добраться не смогли. Среди автомобилей самой популярной техникой были «Рендж Роверы», «Ленд Роверы», «Тойоты BJ» и другие популярные тогда внедорожники, хотя встречались и багги, и даже более экзотические для бездорожья конструкции — такие как «Рено 4» или «Пежо 504».

Самый первый «Дакар»

В 9:15 утра 26 декабря вице-мер Парижа дал отмашку флагом и первый «Дакар» стартовал от дворца Трокадеро. Сначала участники перебрались на военную базу в Монлери, где прошёл первый спецучасток длиной всего 3,6 км — для того чтобы определить порядок старта в Алжире. Его выиграл Кристоф Нёве на «Рендж Ровере».

Далее аж до 1 января участников ралли-рейда ждали исключительно переезды. 27 декабря они двинулись из Монлери на Марсель, однако сразу же не обошлось без неприятностей — одна из семи женщин-участниц, Коринна Коппехаг, влетела в резко затормозивший автомобиль. По прибытию в порт отправки в Африку у неё был диагностирован перелом ступни и «Дакара» для гонщицы закончился, толком и не начавшись.

Самый первый «Дакар»

28-30 декабря техника участников переправлялась морем из Марселя в Алжир, 31-го участники переезжали из Алжира в Регган, преодолев более 1000 км за один день, где 1 января и был дан фактический старт гонке — 270 км до Ин-Салаха. Спецучасткок был выигран двумя «Рендж Роверами» — протокол возглавил Жаки Приве, за ним расположился Невё, а третье время показал Кристиан Райе на 500XT. Непривычность к подобным соревнованием привела к тому, что сразу же четверть участников заблудилась в первый же день.

Следующий день — вновь перегон, до Таманарассета, где 3-го января стартовал следующий спецучасток, до Ин-Геззама, который вновь выиграл Невё и гонщик «Ямахи», только на этот раз — Потисек. А вот переезд в Нигер на следующий день обернулся небольшим скандалом — после старта спецучастка Ассамакка-Арлит (230 км) Сабин обнаружил, что на втором километре дистанции гонщики на развилке сворачивают не туда, причём массово. Причиной тому были журналисты, которые выехали ещё до старта, сбив своими следами с толку гонщиков. Было принято решение выслать перехват, чтобы весь караван не заблудился в пустыне.

Однако некоторые участники разминулись с организаторами, причём большинство из них были мотогонщиками на «Ямахах», которые на тот момент находились в лидирующей группе генеральной классификации и поэтому уходили на дистанцию одними из первых. Спортсмены вскоре поняли свою ошибку и, в поисках ориентиров, постепенно сбились в одну группу и даже нашли верную дорогу. Правда, на них обрушилась ещё одна напасть — у них практически полностью закончился бензин. На их счастье, они на наткнулись на группу японских туристов (в Нигере!) и даже смогли на ломанном английском, взывая к национальной гордости, убедить их поделиться топливом. Но всё равно, прибыв на финиш, Оливье, Райер, Потисек сотоварищи обнаружили, что не уложились во временной лимит прохождения дистанции, за что и получили штраф в семь часов; их протест, естественно, был отклонён. Победителями же спецучастка стали Жерар Доранжон на «Рено 5» и Патрик Шааль на… «Ямахе», который вышел в лидеры общего зачёта.

Самый первый «Дакар»

Следующий день (Арлин-Агадес, 231 км) остался за Пьер-Луи Моро на «Пежо 504» и Оливье, а вот 6 января на спецучастке Агадес-Ниаймей принесло первую трагедию. Молодой мотогонщик Патрис Доден опаздывал на старт и не застегнул ремни своего шлема. Пытаясь сделать это на ходу, он потерял контроль над своей «Ямахой», упал и ударился головой о камень, причём шлем слетел ещё в процессе падения. Гонщик был немедленно госпитализирован и отправлен спецбортом в Париж, но всё равно скончался от полученных травм там несколько дней позднее.

Но это была не вся драма, которой обернулся последний спецучасток Нигере. Маршрут, проложенный полгода до гонки, с того времени значительно ухудшился — дороги оказались разбиты в хлам, а густая растительность делала объезды по обочине практически невозможными. И если мотоциклисты ещё худо-бедно проезжали, то автомобили и грузовики застревали и ломались. Убойность дороги стала причиной того, что с дистанции сошли два фаворита гонки, оба — заводские гонщики «Ямахи»: Потисек на каменистом участке упал и сломал ногу, а Оливье при объезде препятствий врезался в «Рендж Ровер» Невё, сломав запястье. При этом он сумел доехать до финише и даже стать лучшим на СУ, но травма не дала возможность продолжить борьбу.

Самый первый «Дакар»

Следующий спецучасток Ниаймей-Гао был отменён и заменён простым переездом в Мали, где 8 января участников «Дакара» ждал день отдыха — до финиша оставалось ещё 3000 км и шесть дней. Удивительным в этой ситуации было то, что в строю до сих пор находился «Рено KZ 11 CV» — французский автомобиль 1920-х, собрат машины, которая проехала в 1927-м всю Африку с севера до самого Кейптауна. Ещё более удивительным стало и то, что экипаж Филиппа Айата, журналиста и искателя приключений, Жана-Пьера Домблиде, школьного учителя, и Даниеля Нолана, технического специалиста, предоставленного «Рено-Гордини», финишировал на 71-м месте!

Спецучасток Гао-Мопти стал самым длинным в ралли-рейде 1979 года — участники преодолевали боевую дистанцию в 600 км. Во время которой сменился лидер гонки — Патрик Шааль, имея 19 минут преимущества над Сирилем Невё, братом Кристофа, упал и сломал мизинец на ноге, выбыв из дальнейшей борьбы. Невё вышел в лидеры гонки, хотя СУ выиграли и Конт (мотоциклы), и Ален Женестье (автомобили).

Самый первый «Дакар»

Из Мопти в Бамако вновь был перегон, после чего за 11-12 января гонщики преодолели почти 700 км спецучастков до Каеса — последней точки в Мали. Причём путь из Бамако в Ниоро стал самым тяжёлым испытанием для участников — гонщики описывали маршрут как «усеянный ямами размером c ванную», причём бездорожье сменялось зыбучими песками, что делало дистанцию практически непроходимой не то что для автомобилей, но и для мотогонщиков. Лишь один участник, Филипп Вассар, сумел преодолеть 417 км вовремя, и Сабин принял решение увеличить лимит прохождения дистанции — в противном случае получалось, что лишь один гонщик имел право финишировать в Дакаре.

Самый первый «Дакар»

Уже под самый финиш гонка лишилась двух из лидеров: Юбера Ориоля — двигатель на его «Ямахе» умер, когда оставалось проехать буквально один день, чтобы финишировать третьим, — и Жана-Клода Морейе, который по аналогичной причине лишился второго места. Аналогичные проблемы возникли и у лидера Невё на перегоне до Бакеля, откуда участникам предстояло 14 января преодолеть финальные 96 км до Розового озера, но его механики, к счастью, имели запасной двигатель, который за ночь и был установлен на «Ямаху».

Самый первый «Дакар»

Всего до финиша в «Дакаре» добралось 74 участника, из них 34 — мотогонщики, которые из-за характера дистанции и профессиональной подготовки и доминировали в том году в общей классификации, тем более что большинство экипажей на автомобилях и грузовиках выполняли роль техничек у спортсменов на двух колёсах. Кроме того, многие участники на четырёх (и более) колёсной техники воспринимали «Париж-Дакар» 1979 года как одно большое приключение и ехали его скорее на гражданской, чем гоночной технике.

Самый первый «Дакар»

Первые три места в рейде «Париж-Дакар» 1979 года заняли мотоциклисты: Сириль Невё, Жиль Конт (оба — на «Ямахе») и Филип Вассар («Хонда»); два автомобиля — «Рендж Ровер» (Ален Женестье, Жозеф Тербийо и Жан Лемордан) и «Рено 4» (Клод и Бернар Морро) замкнули топ-5. Мартина де Кортанзе на «Хонда 250 XLS», заняв 19-е место, стала лучшей участницей. Лучшим среди грузовиков стал «Пинцгауер 6х6», которым управляли Жан-Франсуа Дюнак, Франсуа Бо и Жан-Пьер Шапель; они заняли 44-е место в классификации.

Самый первый «Дакар»

Практически все участники «Дакара» 1979 года были из Франции — лишь шестеро из увидевших столицу Сенегала были не французами. Лучшими из «иностранцев» стали итальянцы на «Фиат Кампаньола» Чезаре Жиродо, Антонио и Марио Каваллери, а монегаск Юбер Ригаль на «Рендж Ровере» выиграл последний 96-километровый СУ по Сенегалу, став 16-м в общей классификации. Стартовали и в самом первом марафоне пять автомобилей «Лада Нива», два из которых добрались до финиша — Пьер Минонзио и Жан-Луи Леденту закончили гонку 28-ми.

Самый первый «Дакар»

Несмотря на общий успех соревнования, была и волна критики со стороны журналистов — из-за того, что заводские команды — «Хонда» со всеми её самолётами и инженерами и «Ямаха» с мириадом техничек, — превратили «большое приключение в соревнование у кого денег больше». В принципе, они оказались правы — в 1980-м году заводских команд стало ещё больше, классификация была разделена на привычные нам отдельные зачёты мотоциклистов, автомобилей и грузовиков, и «Дакар» постепенно стал превращаться в то соревнование, которое мы знали и любили.

Источник

Разделы сайта

Свежие новости