“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

29.12.2019 8:38

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

В четверг 26 декабря российский гонщик программы «СМП Рейсинг», Академии Феррари и команды «Према», действующий чемпион «Формулы-3» Роберт Шварцман встретился с представителями российских спортивных СМИ, среди которых оказался и корреспондент Fun Formula, ответив на самые животрепещущие вопросы о своей карьере и ближайшем будущем.

– Как вы оцениваете прошедший сезон в «Формуле-3»?

– На девять из десяти – всегда можно лучше. Были недочеты, но в целом я доволен проделанной работой, как в плане взаимодействия с командой, так и в плане того, чему сам научился. Доволен прогрессом, а он был и в результатах – вторая половина года была очень хороша, я всего два раза, по-моему, не приехал на подиум (на самом деле только в одной гонке – в Монце – прим. ред.), и в работе над собой, в плане ментальных тренировок.

Этот момент тоже был для меня важен, потому что в начале сезона, когда я был лидером, было очень много давления, с которым приходилось справляться. Благодаря тренировкам с «Феррари» и общению с окружающими я улучшил этот момент и чувствовал себя очень комфортно.

– А расскажите поподробнее про этот один балл, который не позволил оценить на 10 из 10.

– Это балл за Венгрию. У меня были гонки, где я рисковал, в которых я считал, что это было правильно, и в Венгрии я также пошёл на риск, но не спланировал всё, был момент, который я не предвидел. Обычно, когда ты планируешь какой-то опасный обгон, ты понимаешь, что происходит – например, на «Поль Рикаре» было близко, но я ждал, что соперник пролетит, потому что видел в предыдущей гонке похожую ситуацию – я ждал, пропустил, и всё обошлось.

В Венгрии я думал, что у меня получится. Тем более, в Венгрии очень тяжело обгонять, а я ехал четвёртым, очень хотел подиум, и вот это желание попасть в тройку и набрать как можно больше очков перевесило логику. В итоге я допустил ошибку – это был единственный мой сход в сезоне, из-за которого были потеряны важные очки. Да, если посмотреть в итоге, отрыв в личном зачёте получился большой, но всё равно эти очки могли сыграть важную роль.

К тому же после той гонки начинался летний перерыв, и когда уходишь на перерыв на такой негативной ноте, не всегда получается вернуться. Так что я рад, что в тот период я, во-первых, поставил перед собой цель больше таких ошибок не допускать, а во-вторых, та работа, которую я проделал в свободное время, позволила мне сразу показать высокий уровень в Спа.

– Это тогда начались как раз те ментальные тренировки, о которых вы говорили?

– Нет, это просто советы: как надо дышать в ситуациях, если сильно нервничаешь, или как наоборот взбодрить себя, если ты сонный. То, что ты нервничаешь в процессе – это очень важно, если ты нервничаешь, значит, организм работает, главное не перейти черту. Можно быть неактивным, но это даже хуже, чем переволноваться, а бывают случаи, когда идёт ответственный момент, и ты можешь перегореть – работа над этими ситуациями для меня тоже была важна.

В продолжение предыдущего вопроса, кстати, хотел бы добавить. Помимо того, что я сделал ошибку в Венгрии, несколько небольших недочётов совершила и команда. В одном случае они ничего не могли сделать – в квалификации в Австрии у меня сломался аккумулятор, из-за чего я стал 12-м, хотя потенциально мог взять поул. Не виню команду за это, просто так сложились обстоятельства. А ещё одна ошибка случилась в Спа, где в квалификации у меня машина оказалась настроена не так, как надо – были перепутаны настройки аэродинамики.

Правда, при этом мест мы особо не потеряли, я был пятым, прорвался на второе. Вообще, у всех бывают недочёты, но слава богу, что эти были мизерными, и потеря очков была небольшой.

– Вы сказали про способы взбодриться. А можете рассказать поподробнее?

– Это вещь индивидуальная. Можно выпить кофе или энергетик, и тебя «вставит» моментально, даже больше делать ничего не надо будет, а может быть так, что этого не хватает. В таком случае либо нужна физическая нагрузка, либо какая-то ситуация, которая поможет привести тебя в момент, когда ты будешь нервничать. Например, если я смотрю повторы своих картинговых гонок, где я боролся, и я помню, что момент был нервным, у меня начинается адреналин, я помню, как это было, и сразу просыпаюсь.

– А какой энергетик вы пьете?

– Я не пью энергетики, да и кофе очень редко пью – стараюсь самостоятельно приводить себя в норму: либо дать физическую нагрузку, либо начать нервничать по какому-то поводу.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Ранее вы сказали, что очень сильно прибавили в этом году. А в чём это выразилось?

– Я уже второй год в «Преме» – стало лучше в плане общения, в команде я вырос, меня начали сильнее уважать, в плане взаимоотношений с коллективом. Я очень сдружился со своим инженером, Марио, оставил его на третий год, уже в Ф2, потому что для меня важнее всего отношения с человеком.

Я понимаю, что, может быть, мой инженер, а он действительно очень хорош, не во всём гениален, есть моменты, которые он может пропустить, это нормально, но он хорош, в первую очередь, как человек, и это для меня намного важнее. Не нужно объяснять каждый раз, что машина в этот момент так себя ведёт, а в другой иначе – я просто говорю, что машина себя ведёт вот так, и он сразу понимает, что да, её срывает тогда-то, всё будет исправлено. Такое взаимопонимание с инженером я нарабатывал полгода – первые полгода у нас плохо получалось, но потом мы сменили принцип работы, и всё пошло как надо. Это что касается взаимодействия с командой.

Для меня прогресс был в том, что я стал стабильнее – кроме Венгрии, больше ошибок я не допускал. В той ситуации, которая произошла между мной и Армстронгом в Австрии, я, например, ничего не мог исправить – я был на своей траектории, закрылся, тормозил, никуда не перестраивался. Да, мне дали наказание – за то, что Маркус сошёл, но в самом инциденте я не считаю себя виноватым. А других ошибок не было, чем я очень доволен, потому что в сезоне-2018 ошибок я допускал намного больше, был не так стабилен и не понимал машину.

В этом году я сразу понял, как работает автомобиль, вкатился и стал показывать результат.

– Изменились ли у вас как-то отношения с Маркусом после того инцидента? У него же, наверное, своё мнение по поводу этой аварии.

– У него, может быть, и другое мнение, хотя, когда мы с ним поговорили сразу после той гонки, он сказал, что моей вины в ситуации не видит – это гоночный инцидент, и если винить кого-то, то обоих. Он просто был расстроен из-за схода.

А потом, когда другие люди стали высказывать своё мнение, позиция изменилась – он стал говорить, что это я виноват, потому что в него въехал. Вообще, мы особо никогда с Маркусом не дружили. Да, мы нормально общались, никогда особо не ссорились, но и за руки, грубо говоря, не держались.

– Как так получилось, что на вечеринке «Премы» Маркус оказался в куртке сборной России?

– Куртка эта не его, а его инженера, Паоло, он огромный фанат Владимира Владимировича Путина. Это было для меня большим сюрпризом – я думал, что он так просто стебётся, но потом выяснилось, что это серьёзно. Он даже мне говорил: «Когда возьмёшь титул, наверняка познакомишься с Владимиром Владимировичем, обязательно сделай фото или видео и отправь». Он с самого начала сезона мне об этом говорил.

В Сочи он купил себе эту куртку, забрал мой флаг российский, с которым я выходил на подиум, сказал, что повесит у себя дома. Парень очень крутой, можно сказать, наполовину русский. Ну а на вечеринке Армстронг, видимо, взял у него эту куртку напрокат.

Правда, к сожалению, он теперь ушёл из «Премы», теперь работает главным инженером в «МП Моторспорт», но мужик классный.

– А что вообще можно сказать о взаимоотношениях между партнерами по команде в «Формуле-3»?

– У нас в этом году каждый был сам за себя, причём не было никаких ограничений, хотя они могли быть – в 2018 году они были по какой-то причине. И я считаю правильным, что их не было, потому что любое ограничение, когда гонщику говорят, что обгонять нельзя, сразу же создаёт негатив – либо назло сделаешь по-другому, либо сильно разочаруешься в команде.

Так что перед сезоном я попросил босса «Премы» вести работу без командных указаний – мы просто едем и знаем, что надо делать. Да, после Австрии у нас был разговор, но никаких ограничений не появилось – он попросил нас быть аккуратнее, друг друга не выбивать.

– Сейчас будет сложный вопрос – когда погиб Антуан Юбер в «Формуле-2», гонку Ф2 отменили, а гонку Ф3 решили проводить. Насколько это было психологически тяжело?

– Когда садишься в машину, особо не думаешь о таких моментах, но на самом деле было нелегко. Многие считали, я тоже, что лучше было бы гонку не проводить. Но организаторы решили провести. Нас не спрашивали, но атмосфера была жуткой, и до сих пор, когда вспоминаешь… никакой радости, никакого позитива не чувствуешь от того дня, даже несмотря на то, что я приехал на подиум.

Никакого шампанского, никакой музыки, встали на подиум, получили кубки и ушли. И вообще весь уик-энд был мрачный. На самом деле, это была неожиданная ситуация, я не ожидал, что такое может произойти. При этом я был в боксах Ф2, в 50 метрах от инцидента. Но я понимаю, чем занимаюсь и на что иду, поэтому от этой ситуации нет никакого страха – если так надо, значит, так надо, такова судьба.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Стало ли большим разочарованием выступление в Макао, или быстро отошли от итогового результата?

– Я изначально, когда ехал на гран-при, уже предполагал, что Макао как рулетка, там может быть всё. Я не очень люблю Макао – когда я там был в первый раз, в 2018 году, мне не очень понравилось, так что каких-то ожиданий у меня не было.

В этот раз получилось лучше. У нас был хороший темп, но каждый раз что-то происходило. Слава богу, во второй квалификации было более-менее свободно, и я смог показать время. Причём можно было и побороться с Випсом за поул, но на последних секторах Габсбург разбил машину.

Первая гонка была хорошей, да и вообще весь уик-энд получился неплохим, если не считать сломанного крыла. Это было обидно, но не так обидно, как если бы я ехал в Сочи первым, и мне сломали крыло. Морально я был к этому готов, потому что особенно на старте в Макао опасно. У меня там просто не было места – Лундгор начал выдавливать, сломал мне крыло, ещё и пропустив Вершора зачем-то.

Это своего рода подстава, но что я мог сделать? Мне некуда было деваться. Обиднее всего было смотреть на лицо руководителя команды Рене Розина, потому что он жутко хотел выиграть гонку, ну, или хотя бы приехать на подиум, а я был единственным шансом на это.

– Некоторые гонщики и после Ф2 возвращаются в Макао. Но это, видимо, не про вас, учитывая трассу?

– Да нет, трасса прикольная, но когда едешь по ней один. Когда едешь свой круг на пределе, в миллиметрах от стен – это кайф. Всё остальное просто каторга – каждый раз кто-то перед тобой, траффик, портит круг, жёлтые флаги, красные флаги.

В гонке не так интересно, потому что трудно обгонять – почему-то с ДРС маленькая разница в скорости была. Вон, Випс всю гонку не мог объехать Вершора.

– Есть мнение, что слова «траффик» и Ф3, в которой 30 машин сейчас, в принципе синонимы. Не слишком ли много гонщиков на трассе?

– На самом деле, по сезону у нас не то, чтобы так много траффика было – даже в Макао с 30 машинами во второй квалификации было лучше, чем в прошлом сезоне, когда было 20 с чем-то машин.

Да и по ходу сезона… да, были отдельные моменты, но всё равно можно было найти лазейку. Мы же в квалификациях не едем постоянно быстрые круги – сначала все едут быстрый круг, потом медленный, остужают резину. Если же попал не в свою фазу, то медленные обычно просто пропускают, иначе получишь штраф.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Есть ли что-то, в чём вам ещё хотелось бы прибавить после 2019 года?

– В работе с командой, тем более что сейчас люди поменяются, это будет команда «Формулы-2». Ещё в понимании машины – будут новые шины, а для меня главное быстро вкатиться, понять, как что работает, потому что тестов очень мало, почти сразу начнутся гонки, будут разыгрываться очки. Хочется сразу выступать быстро, на высоком уровне и не допускать ошибок.

Да, возможно, сначала у меня не будет супер-темпа, чтобы спокойно выигрывать, но даже если я буду ехать третьим, надо будет набирать эти очки, потому что по ходу сезона я буду прогрессировать, а в конце года они могут сыграть серьёзную роль. Так что стоит цель сразу войти в ритм и быть стабильным.

– Может ли стать проблемой, что ваш инженер не имеет опыта работы с машиной «Формулы-2»?

– Нужно понимать, что в целом команда опытная, тем более есть главный инженер, Гильерме Капетто, мы его, правда, зовём Гийомом, который побеждал с Гасли и Леклером в ГП2, а в этом году со мной выиграл «Формулу-3». В основном именно он решает, какие настройки будут у машин. А мой инженер занимается немного другими вещами – объясняет мне какие-то детали и договаривается с главным инженером, какой будет план на гонку.

– А как происходил выбор инженера на следующий год? Вас спросили, кого вы хотите видеть?

– Да, я пришёл в команду, у меня спросили, кого бы я хотел видеть в этой роли: другого инженера из Ф2, того, кто работал с Шоном Гелаэлем, либо своего из Ф3, и я выбрал его – я привык к нему, я его знаю и понимаю, что всё равно основную работу в плане настройки машины будет выполнять главный инженер. Так намного проще, чем заново привыкать к новому человеку, с которым непонятно, подойдём мы вообще друг другу или нет.

– Отличается ли чем-то подготовка к сезону «Формулы-2» от работы перед сезоном «Формулы-3»?

– Работы больше – мне пришлось понять, например, как теперь работает пит-стоп, это новая вещь для меня. Тем более, в следующем сезоне работа на пит-лейне будет изменена – не четыре человека будут менять колёса, а два, причём одно колесо всё время должно быть прикреплено к машине, пока меняют три других. Нужно учиться, как позиционировать машину – там есть «окно», в которое нужно правильно поставить автомобиль, чтобы механикам было удобно.

Стартовать на этой машине надо по-другому. Да, «лепестки» те же сцепления, но процесс другой и настройка другая, потому что мощность намного больше. Да вся машина сама по себе другая, управление отличается, нужно будет понимать, как ехать. Особенно с новой 18-дюймовой резиной – будут свои нюансы, которые необходимо изучить.

– Раз уж пошла речь о новых колёсах, то вопрос такой – что лучше, будучи дебютантом чемпионата переходить на новые шины, оказываясь в одинаковых условиях со всеми в плане того, что никто с ними пока не умеет работать, или использовать прежние, с поведением которых инженеры уже знакомы?

– Честно говоря, не знаю, я пока не ездил с новыми колёсами, мне не с чем сравнивать. Я думаю, для нас этот переход должен быть плюсом, потому что он равняет всех – для тех, кто уже ездил в «Формуле-2» это тоже будет новым вызовом, так что шансы будут равны.

Тем более, «Према» – очень хорошая команда, всегда быстро учится, я тоже стараюсь быстро реагировать, понимать, что нужно делать в той или иной ситуации, и ехать на пределе. Да, всё может быть, но я верю в то, что новые колёса – это плюс.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Расскажите, как в принципе решался вопрос перехода в «Формулу-2»? Проще ли будет от того, что вы остались в «Преме»?

– Решали «Феррари» и «СМП Рейсинг» – они вместе пришли к такому выбору, что я остаюсь с командой. И да, так проще, это люди, с которым я уже работал. К тому же команда находится в Италии, я живу Италии, в Маранелло, мне проще ездить к ним на базу, работать на симуляторе.

– До этого вы сказали, что на старт нового сезона цели чуть ниже, но итоговая задача?..

– Выиграть.

– Но если выиграть, то дальше выбора уже не будет, на второй год остаться будет нельзя. Что в таком случае будете делать, если место в «Формуле-1» не появится? Грубо говоря, Кими Ряйккёнен не уйдёт из «Альфы Ромео».

– Я не знаю. Слушайте, вы такие вопросы задаёте – давайте идти постепенно, сначала станем чемпионами, а потом посмотрим. Как мой дед говорит – поглядим.

– Вашим напарником в «Формуле-2» будет Мик Шумахер. Вы с ним пересекались в «Формуле-3», теперь в «Формуле-2». Изменился ли он как-то за этот год?

– Он особо не изменился – каким я его помню по «Формуле-3», таким он и остался. Понятно, что он мой соперник и напарник, мы боремся как за чемпионство в Ф2, так и за место в будущем в «Формуле-1», такое тоже может быть. Он сильный пилот, но для меня он такой же соперник, как и все остальные.

– Ранее вы приняли участие в тестах «Формулы-2». Какие-то глобальные вопросы по поводу серии, машины у вас остались, или самое базовое уже стало понятно?

– База примерно такая же, как и в «Формуле-3». В принципе, сам процесс очень похож – это один и тот же чемпионат, просто на более мощной машине с дополнительными нюансами. Организатор один и тот же, находимся мы под «Формулой-1», поэтому все очень похоже. Правила те же, если не считать пит-стопов, поэтому думаю, что всё будет хорошо.

– В следующем году в Ф2 будут сразу пять представителей Академии Феррари. Получился такой, внутренний чемпионат «Феррари».

– Похоже на то, да – из семи пять в Ф2. Посмотрим, это интересно.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– В «Формуле-2» появится этап в Зандворте. Вы там уже выступали в европейской «Формуле-3» в 2018 году, но сейчас трасса поменяется – появится, в том числе, бенкинг. Не отрабатывали ли вы его уже как-нибудь на симуляторе? И какое в целом у вас мнение об этой трассе?

– Нет, пока не ездил на симуляторе, этот бенкинг пока туда не добавили. Да и он же, по-моему, в полный газ будет проходиться. Но вообще мне не нравится Зандворт. Но так случилось, надо просто к нему подготовиться.

– Говорят, что Гран-при Нидерландов там будут проводить из-за Макса Верстаппена.

– Если не ошибаюсь, по-моему, он сам не особо этому рад, потому что у него там каждый год был свой ивент, а сейчас на него дополнительно никто не поедет.

– А трасса в Сочи вам нравится?

– Да. Я в этом году там впервые ехал, и мне понравилось, на машине «Формулы-3» очень весело – дуги, перекладки…

– Но гонщики «Формулы-1» наоборот на неё жалуются.

– Ну, в плане слип-стрима она не самая простая. Она интересна именно на быстром круге – если едешь быстро, торможения интересные. В плане гонки тяжеловато, именно на «Формуле-1», обгонять сложно. Мне кажется, та дистанция, которую там дает прямая, с их скоростью намного меньше, поэтому преимущество от слип-стрима и ДРС намного меньше, обгонять тяжелее. Тем более, они не могут долго ехать вблизи друг от друга – один-два круга могут попробовать и всё.

– Какая у вас самая любимая трасса?

– Мне много раз задают этот вопрос – нет такой. Есть много хороших трасс, которые мне нравятся.

– А самая нелюбимая?

– Даже не знаю… Из тех, что будут в календаре следующего года, Зандворт, он мне вообще не нравится. Просто старая трасса – узкая, обгонять невозможно, Венгрия на её фоне просто отдыхает. Сейчас, может быть, что-то изменится, я надеюсь, к лучшему.

– Нельзя применительно к «Формуле-2» не спросить про Махавира Рагхунатана…

– Кстати, он, скорее всего, останется. Но, надеюсь, в квалификациях мы не пересечёмся. Мне ребята рассказывали – он никого не пропускает, а едет медленно. Это как будто человек в крайнем левом ряду, где ограничение 110, едет 60. Нет, на самом деле сам по себе Махавир – нормальный парень, я общался с ним.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Если немного отойти от младших «формул» и поговорить непосредственно о «Феррари», что удалось сделать в этом году, и есть ли какие-то прикидки на сезон-2020?

– В этом году у меня было достаточно много дней работы на симуляторе «Формулы-1». Думаю, в следующем их будет ещё больше – насколько я знаю, команде всё нравится, я стараюсь давать им как можно больше информации. Причём надо понимать, что симулятор там работает как информационный портал, то есть всё, что ставится на машину, всё отрабатывается на симуляторе.

Плюс в этом году была организована рекламная акция, когда я ездил на новой «Феррари» в Альпах, было очень круто. Ещё обычная работа с «Феррари» – тренировки, четыре сбора с Академией по четыре дня: футбольные тренировки, физнагрузка, бассейн, зимний сбор в горах.

В принципе, контакт с ребятами из «Феррари» у меня тоже очень хороший – общаюсь и с Маттиа Бинотто, и с Лораном Мекисом, с Марко Матассой, руководителями ФДА. Работа кипит.

– А есть ли шансы на участие в каких-нибудь тестах «Формулы-1»?

– Не знаю. Мне хотелось бы, но получится ли – не знаю, это они решают.

– Как в паддоке «Формулы-1» отреагировали на то, что вы стали чемпионом «Формулы-3» и отреагировали ли вообще? Или гонщики Ф1 не обращают внимания на младшие серии?

– Нет, многие подходили, поздравляли, мы общались на эту тему. Понятно, что в первую очередь гонщики «Феррари» – Феттель подошёл пообщался, Шарль поздравил. А ещё в Сочи был удивительный случай – я никогда не был знаком с Хюлькенбергом… я шёл из паддока Ф1, было много работы, время где-то 21:30, возвращался в паддок Ф2, чтобы забрать вещи и ехать в отель, вдруг ко мне подъезжает машина, останавливается с визгом тормозов: «Братан, залезай, я тебя подвезу». Я такой: «Кто это?» – а там Хюлькенберг сидит. Познакомились, спонтанный случай, я не ожидал. Потом мы очень хорошо общались, я его видел в Абу-Даби. К сожалению, на данный момент он закончил карьеру в Ф1, но я надеюсь, что он вернётся, он хороший пилот.

С Кубицей в Абу-Даби – я выходил из паддока, он шел мне навстречу, остановился, сказал, что следил за мной, смотрел гонки, поздравляет. Мне приятно, я был удивлён. С Хэмилтоном тоже на фотосессии в Абу-Даби пообщались. В общем, смотрят. У нас ведь гонки интересные, на мой взгляд, думаю, им тоже интересно посмотреть на борьбу.

Ещё с Риккардо виделся – с ним мы вообще ужинали вместе. Это было неожиданно, но приятно. Он вообще мне как персонаж нравится очень сильно – всегда с юмором, улыбается, шутки смешные. При этом это не значит, что он мягкий парень – он с характером.

“Шумахер для меня такой же соперник, как и все остальные”. Роберт Шварцман о сезоне в Ф3, подготовке к Ф2 и планах на будущее

– Сейчас во всех СМИ пишут, что вот, Шварцман такой классный, чемпион… Вам не кажется, что как-то слишком быстро появился такой ажиотаж?

– Нет. Во-первых, я не так слежу за этим – в курсе, но не читаю, можно так сказать, потому что не хочу голову забивать, это создаёт больше давления. «Вот, теперь люди считают меня каким-то особенным», – когда начинаешь так думать, сразу начинаются проблемы. Я не хочу об этом думать. Мне просто нравится то, чем я занимаюсь, а моя цель – побеждать, всё.

Когда всё хорошо, все пишут, что всё отлично, когда сделал что-то не так, ошибся, сразу все начинают комментировать, что вот, ай-я-яй. Если к этому прислушиваться всё время, это может сбить с пути, поэтому я стараюсь… мне не наплевать на мнение людей, но я стараюсь как можно меньше забивать этим голову и не воспринимать всё близко к сердцу.

– Остаётся ли у вас время на книги? Просто все ваши интервью получаются такими вдумчивыми, рассудительными, что создаётся впечатление, что человек любит читать.

– Сейчас не читаю – нет особо ни времени, ни желания. Я даже фильмы перестал смотреть. Сейчас стало так много «движухи», всё время работа-работа-работа.

Тренировки, гонки, мероприятия. Например, декабрь сейчас выдался тяжелым, потому что я уехал на тесты в Абу-Даби, потом оттуда в Лондон на церемонию «Автоспорт Эворд», потом в Италию, в Монако на награждение, потом обратно в Италию, затем в Испанию, снова обратно – через каждые два дня я куда-то летал. К тому же ещё и приболел, две недели болел, из-за этого не смог быть на ужине «Феррари» на второй день – была температура 39, слёг, а на следующий день надо было лететь в Россию.

Максимум, могу посидеть в «Инстаграме», но это опасная вещь – хочешь посмотреть что-то интересное и в итоге зависаешь там часа на два.

Но раньше читал. И что, если я сейчас не читаю, это же не значит, что я должен потерять дар речи и разговаривать, как Эллочка-людоедка. Просто сейчас идёт максимальная концентрация на следующий сезон, всё время уходит на это.

Fun Formula благодарит пресс-службу «СМП Рейсинг» за возможность пообщаться с Робертом Шварцманом.

Источник

Разделы сайта

Свежие новости